ИНОСТРАННЫЕ ТЕРМИНЫ И ВЫРАЖЕНИЯ 9 страница

Позиция Лютера с его возвращением к августиниан-ству была сугубо антиаристотелевской («князь филосо­фов» был назван Лютером «князем мрака»). Однако потребность в системосозидании побудила уже Меланх-тона насаждать А. в протестантских школах; аристоте­левскую метафизику вводят в протестантскую теоло­гию Тауреллус (1547—1606), Тимплер (1567—1624), X. Шейблер (1589—1653), И. Томазиус (1622—84). Па­раллельный процесс насаждения томистского А. в сис­теме образования и теологии в католич. странах после Тридентского собора известен иод назв. «второй схо­ластики» (см. Суарес).

Науч. революция 17 в. и формирование механистич. картины мира приводят к падению А. в естествознании (см. Галилей, Кеплер, Ф. Бэкон, Гассенди), однако Лейбниц, подтвердив приговор физике Аристотеля, в метафизике возвращается к аристотелианскому телео-логизму (см. Энтелехия). О томистском А. в новое время см. в статьях Неотомизм, Неосхоластика.

Рукописи Аристотеля и ср.-век. переводы: M о -г a u χ Р., Harlfinger D., W i e s n e r J., Die griechischen Manuscripte des Aristoteles, Bd l, B.—N. Y., 1976; большую часть сохранившихся араб. пер. издал Badawi Abdurrahman в Каире, в т. ч. «Органон» (1948), «Риторику» (1959), «Поэтику» (1958), «О душе», «О небе» и «Метеоролргию» (1960); Т k a t s с h J., Die arabische Übersetzung der Poetik des Aristoteles und die Grundlage der Kritik des griechischen Textes, Bd 1—2, W.— Lpz., 1928—32; Steinschneider M., Die hebräischen Übersetzungen des Mittelalters und die Juden als Dolmetscher, Graz, 19562; Aristoteles Latinus, Bruges — P., 1952 — (Corpus philosophorum medii aevi); Corpus Latinum commentariorum in Aristotelem Graecorum, Louvain, 1957—.

• Зубов В. П., Аристотель, M., 1963, с. 194—349 (общий очерк А. и подробная библ.); During I., Von Aristoteles bis Leibniz, «Antike und Abendland», 1954, Bd 4, S. 118—54; визант. Α.: O e h l e r, Aristotle in Byzantium, «Greek, Roman and By­zantine Studies», 1964, v. 5, p. 133—46; M o r a u χ P., D'Ari-stote ä Bessarion. Trois exposes sur l'histoire et la transmission de l'aristotelisme grec, [Quebec), 1970; араб. Α.: B a d a w i Α., La transmission de la Philosophie grecque au monde arabe, P., 1968; Opelt I., Griechische Philosophie bei den Araben, Munch., 1970; вап.-европ. A.: Steenberghen F. van, Aristote en Oc­cident, Louvain, 1946; его ж e, La Philosophie au 13 siede, Lou-vain —P., 1966; Bloch E., Avicenna und die Aristotelische Linke, B., 1952; Petersen P., Geschichte der Aristotelischen Philosophie im protestantischen Deutschland, Stuttg., 19642; Pla-ton et Aristote a la Renaissance, 16 Colloque international do Tours, P., 1976. См. также лит. к статьям Аверроизм, Схоласти­ка.

А.В. Лебедев.

АРИСТОТЕЛЬ(Αριστοτέλης) Стагирит [384, Ста-гир (вост. побережье п-ова Халкидика) — окт. 322 до н. э., Халкида, о. Эвбея], др.-греч. философ и учёный-энциклопедист, основатель перипатетической школы. В 367—347 — в Академии Платона, сначала как слуша­тель, затем — как преподаватель и равноправный член содружества философов-платоников. Годы стран­ствий (347—334): в г. Ассе в Троаде (М. Азия), в Мити-лене на о. Лесбос; с 343/342 воспитатель 13-летнего Александра Македонского (вероятно, до 340). Во 2-й афинский период (334—323) А. преподаёт в Ликее. Полный свод всех древних биографич. свидетельств об А. с комм.: I. During, Aristotle in the ancient biographi­cal tradition, 1957.

Подлинные соч. А. распадаются на три класса: 1) опубл. при жизни и литературно обработанные (т. н. экзотерические, т. е. научно-популярные), гл. обр. диалоги; 2) всевозможные собрания материалов и выпи­сок— эмпирич. база теоретич. трактатов; 3) т.н. эзотери­ческие соч.— науч. трактаты («прагматии»), часто в фор­ме «лекторских конспектов» (при жизни А. не публико­вались, вплоть до 1 в. до н. э. были мало известны — об их судьбе см. в ст. Перипатетическая школа). Все дошедшие до нас подлинные соч. A. (Corpus Aristoteli-cum — свод, сохранившийся в визант. рукописях под именем А., включает также 15 неподлинных соч.) при­надлежат к 3-му классу (кроме «Афинской политии»), соч. первых двух классов (и, судя по антич. каталогам, часть соч. 3-го класса) утрачены. О диалогах дают нек-рое представление фрагменты — цитаты у поздней­ших авторов (есть три общих издания: V. Rose, 18863; R. Walzer, 19632; W. D. ross, 1955 и множество отд. изданий с попытками реконструкций).

Проблема относит. хронологич. соч. А. тесно пере­плетена с проблемой эволюции филос. взглядов А. Согласно генетич. концепции нем. учёного В. Йегера (1923), в академич. период А. был ортодоксальным пла­тоником, признававшим «отдельность» идей; только после смерти Платона, пережив мировоззренч. кризис, он подверг критике теорию идей и затем до конца жизни эволюционировал в сторону естественнонауч. эмпириз­ма. Соответственно Йегер и его школа датировали соч. А. по степени «удалённости» от платонизма. Тео­рия Йегера, предопределившая пути развития арис-тотелеведения в 20 в., в наст, время мало кем разделя­ется в чистом виде. Согласно концепции швед. учёного И. Дюринга (1966), А. изначально был противником трансцендентности идей, наиболее резкий тон его поле­мика носит именно н ранних соч., наоборот, в своей зрелой онтологии («Метафизика» Г — Z — Н — Θ) он по существу вернулся к платонич. проблематике сверх­чувств. реальности.

Датировка соч. А. по Дюрингу. До 360 (параллельно «Федру», «Тимею», «Теэтету», «Пармениду» Платона): «Об идеях» (полеми­ка с Платоном и Евдоксом), диалог «О риторике, или Грил» и др. 1-я пол. 50-х гг. (параллельно «Софисту», «Политику» Пла­тона); «Категории», «Герменевтика», «Топика» (кн. 2—7, 8, 1, 9), «Аналитики» (см. «Органон»), диалог «О философии» (одно из важнейших утраченных соч., осн. источник сведений о философии А. в эллинистич. эпоху; кн. 1: развитие человечества от первобыт­ного состояния до становления наук и философии, достигающих вершины в Академии; кн. 2: критика учения Платона о принци­пах, идеальных числах и идеях; кн. 3: космология А.— альтер­натива «Тимею»); конспект лекций Платона «О благе»; А «Ме­тафизики»; диалог «О поэтах», «Гомеровские вопросы», первонач. вариант «Поэтики», кн. 1—2 «Риторики», первонач. вариант «Большой этики». От 355 до смерти Платона в 347 (параллель­но «Филебу», «Законам», 7-му письму Платона): «Физика» (кн. 1, 2, 7, 3—4), «О небе», «О возникновении и уничтожении», «Ме­теорология» (кн. 4), полемика по вопросу об идеях («Метафизи­ка», M 9 1086 b 21 — N, А, Ι, Μ 1—9, В), переработка кн. 1—2 и книга 3 «Риторики», «Евдемова этика», диалог «Евдем» (о бес­смертии души), «Протрептик» («Увещание» к философии, исполь­зовано в «Гортензии» Цицерона и «Протрептике» Ямвлиха) и др. Период странствий в Ассе, Митилене, Македонии (347—334): «История животных» (кн. 1—6, 8), «О частях животных», «О пе­редвижении животных», «Метеорология» (кн. 1—3), первые наб­роски малых естественно-науч. соч. и «О душе». К этому же пе-

АРИСТОТЕЛЬ 35

риоду, вероятно, относится совместная работа с Теофрастом по описанию 158 гос. устройств («Политий») греч. полисов и утра­ченное «Описание негреч. обычаев и установлений». «Политика» (ни. 1, 7—8), эксцерпты из «Законов» Платона. 2-й афинский период (с 334 и вплоть до смерти): «Риторика» (переработка), «Политика» (кн. 2, 5, 6, 3—4), первая философия («Метафизика», Г, Ε, Ζ, Η, Θ), «Физика» (вероятно, кн. 8), «О рождении живот­ных», вероятно, сохранившаяся редакция малых естественно-науч. соч. и трактата «О душе», «Никомахова этика».

Философия делится А. на теоретическую (умозри­тельную), цель к-рой — знание ради знания, практиче­скую, цель к-рой — знание ради деятельности, и нойети-ческую (творческую), цель к-рой — знание ради твор­чества. Теоретич. философия разделяется на физич., математич. и первую (в «Метафизике» Ε — «теологич.») философию. Предмет физич. философии—то, что суще­ствует «отдельно» (т. е. субстанциально) и движется; математической— то, что не существует «отдельно» (т. е. абстракции) и неподвижно; первой, или собственно фи­лософии (также «софия»),— то, что существует «отдель­но» и неподвижно. К практич. философии относятся этпка и политика, к пойетической — риторика и по­этика. Логика — не самостоят. наука, а пропедевтика ко всему комплексу наук. Теоретич. науки обладают ценностным приматом над практич. и пойетич. наука­ми, первая философия — над остальными теоретич. науками.

Логика и теория познания. У Платона методом науки (эпистеме) была диалектика, А. низвёл её до уровня вспомогат. эвристич. дисциплины («Топи­ка»), противопоставив ей в качестве строго науч. ме­тода аналитику — теорию аподиктич. («доказательного») силлогизма, к-рый исходит из достоверных и необхо­димых посылок и приводит к «науч. знанию» — эписте­ме (см. также Силлогистика). Диалектич. силлогизм (эпихерема) исходит из «правдоподобных», или «вероят­ных», посылок (ένδοξα — положения, к-рые принима­ются «всеми, большинством или мудрыми») и приводит к «мнению» — докса (см. Мнение и знание). Эристич. силлогизм (софизм; ср. «О софистич. опровержениях») — ошибочное или исходящее из ложных посылок умо­заключение. Аподиктика А. (теория доказательства изложена во 2-й «Аналитике») как дедуктивно-аксио-матич. метод имеет своей порождающей моделью гео-метрич. доказательство и заимствует ряд существ. тер­минов («доказательство», «начала», «элементы», «ак­сиомы») из геометрии. Высшие принципы (архе) науч.-филос. знания недоказуемы и познаются непосредст­венно интеллектуальной интуицией (нус), либо (от­части) — путём индукции (эпагоге). Основополагаю­щее значение имеют оппозиции «общее/единичное» и «первичное/вторичное»: единичное (и вообще «более близкое» к чувств. явленности) «первично для нас», но «вторично по природе»; общее (в т. ч. «причины» и «начала») «вторично для нас», но «первично по приро­де». «Знать» (έπίστασβαι, είδέναι) для А. означает «знать первые причины, или элементы» вещи, «всякое науч. знание есть знание об общем», эпистеме о единич­ном невозможна. Т. о., универсалии (прежде всего че­тыре причины) структурируют хаос «слитных» впечат­лений и, разлагая чувств. «целостность» на «элементы», делают её впервые познаваемой. Вопреки Платону, знание универсалий не врождено, они постепенно «ус­матриваются» (как в онто-, так и в филогенезе, в т. ч. и в истории философии) через ступени познания: ощуще­ние — память — опыт (эмпирия) — наука. Порядок «Физика» — «Метафизика» в дошедшем до нас курсе лекций (от «первичного для нас» к «первичному по при­роде») имитирует этот процесс как педагогически целе­сообразный, хотя «более научным» (Тор. 141 b 16) всег­да будет познание, исходящее из универсалий.

Метафизика. Предмет «первой философии» в дошедшем до нас своде метафизич. трактатов раздваи­вается, соответственно следует различать два варианта

АРИСТОТЕЛЬ

метафизики. «Общая» метафизика в отличие от частных наук, «отсекающих» для себя определ. часть бытия, изучает «сущее, поскольку оно — сущее, и его атрибу­ты сами по себе», а также высшие принципы (архе), или «причины» бытия (схоластич. metaphysica generalis). Частная метафизика (схоластич. metaphysica specia-lis; у А.— «теологич. философия») изучает особый вид бытия — «неподвижную субстанцию», или «неподвиж­ный вечный первый двигатель». Соотношение этих двух вариантов — ключевая проблема интерпретации «Ме­тафизики» и предмет острых дискуссий; генетич. тео­рии В. Йегера (недавнее капитальное обоснование — Chen Chung-Hwan, Sophia. The science Aristotle so­ught, 1976) противостоит унитарная точка зрения, либо подчиняющая онтологич. проблематику «теологичес­кой» (G. Reale, J. Owens и др., см. лит. к ст. «Метафи­зика»), либо рассматривающая «теологию» как частный аспект общей онтологии. Сама формула «сущее, пос­кольку оно — сущее» (το όν ή όν) истолковывается по-разному: либо как трансцендентное «сущее в себе» (то же, что «неподвижная субстанция» — Ph. Merlan), либо как абстрактное «сущее вообще», т.е. понятие чис­того бытия (S. Moser).

В основе онтологии А. лежат: 1) категориальный ана­лиз сущего (το όν), или учение о бытии-чем; 2) каузаль­ный анализ субстанции (ουσία); 3) учение о возможно­сти и действительности, или теория ещё-не-бытия.

Учение о категориях (κατηγορία — «предикат») име­ет двойств. логико-онтологич. характер, основываясь на семантич. классификации предикатов сущего (вы­ступающих терминами в суждении). А. рассматривает также категориальный анализ как классификацию зна­чений связки «есть»: «сколько значений связки «быть», столько обозначаемых ею видов сущего» (Met. 1017 а 23). В гл. 4 «Категорий» А. устанавливает 10 семантич. классов предикатов: сущность, количество, качество, отношение, место, время, состояние, обладание, дей­ствие, страдание. Только 1-я категория указывает сфе­ру субстанциально сущего, все остальные — сферу ак-цидентально сущего. Напр., предикат «белый» сказы­вается о «человеке» как о своём «подлежащем» (όποκεί-μενον), но не наоборот. «Подлежащее» на логич. уров­не выступает как «субъект» предикатов, на онтологи­ческом — как «субстрат», к-рому имманентны денотаты этих предикатов. Гетеропрсдикативность, т. о., оказы­вается показателем несубстанциальности: так А. из­бавляется и от платоновской идеи качества («белизна»), и от гипостазирования «математич. предметов». 1-я ка­тегория тоже предикативна («Сократ — человек»), но она автопредикативна (для неё «сказываться о чём» не означает «быть в чём»): в 5-й гл. «Категорий» А. отли­чает сущность-подлежащее («определ. человек» — ин­дивид), или «первую сущность», от предикативной, или «второй», сущности («человек» — вид, «животное» — род), но в Ζ «Метафизики» термин «первая сущность» применяется именно к чистому эйдосу. Различие между конкретной сущностью (также «составная сущность») и сущностью-эйдосом можно передавать как «субстанция и сущность» (лат. substantia и essentia). Для чистой сущности А. изобрёл спец. термин τ τί ην είναι (quiditas, essentia) — «чтойность». Субстанция есть «вот это неч­то» (τόδε τι); чистая сущность, или эйдос (вид), обозна­чает не «обособленный» предмет, а качеств. определён­ность вещи.

Каузальный анализ нацелен уже не на всё сущее, а только на субстанциально сущее: он устанавливает «начала» (архе), или «причины субстанции» (άρχα'ι της ουσίας). Таких «причин» четыре: 1) форма (эйдос, мор­фе), или «чтойность», или сущность (essentia); 2) мате­рия («то, из чего»), или субстрат, 3) источник движения, или «творящее» начало и 4) цель, или «то, ради чего». Фундаментальной является оппозиция формы и мате­рии; движущая, формальная и целевая причины могут совпадать (особенно в биологич. сфере, см. также Пер-водвигатель). «Форма» А.— это платоновская идея (эй-

дос), превращённая из трансцендентного первообраза (парадигмы) в имманентный принцип вещи. Вопреки Платону, эйдос не существует как «одно помимо мно­жества» индивидов, эйдосом (видом) к-рых он являет­ся, но «сказывается о множестве» (предикативность как показатель несубстанциальности). Однако этот общий предикат не есть только слово — он имеет объективный коррелят, существующий не «помимо множества», а «во множестве» (universalia in re). Материя есть чистая возможность, или потенция (δύναμις) вещи, форма — осуществление (энергия, энтелехия) этой потенции (см. Акт и потенция). Форма делает материю действитель­ной, т. е. осуществлённой в конкретную вещь, или «це­лостность». Движение, или процесс (кинесис), понима­ется как переход от возможности к действительности — этим тезисом А. вносит в онтологию идею развития: раз­личение актуально и потенциально сущего родилось из анализа «становления» (генесис), к-рое у Платона жёстко противопоставлялось бытию (ουσία). «Сущее ак­туально всегда возникает из сущего потенциально под действием сущего актуально» (Met. 1049 b 24). Для кос­моса в целом таким актуальным первоначалом (одно­временно движущей, формальной и целевой причиной) должен быть бог, или неподвижный перводвигатель — чистая энергия, не сопряжённая ни с какой материаль­ностью или потенциальностью, сам себя мыслящий ум (нус), запредельный космосу, существующий не во вре­мени, а в вечности (эон), и в акте непрерывного и момен­тального творения осуществляющий все космич. потен­ции как объект эроса, к к-рому всё стремится как к выс­шей цели.

«Ф и з и ч. философия», или «наука о приро­де», занимает у А. доминирующее положение по объёму и детальности разработки: от абстрактных «принципов природы» и теории движения («Физика») через космо­логию, теорию элементов («О небе», «О возникновении и уничтожении») и «Метеорологию» к психологич. трактату «О душе» и биологич. работам. Осн. принципы натурфилософии А.: 1) финитизм: невозможность ак­туально существующей бесконечной величины — отсю­да конечность Вселенной; запрет бесконечных причин-но-следств. цепей — отсюда идея перводвигателя; 2) те-леологизм («бог и природа ничего не делают напрас­но») — обратная сторона финитизма (греч. τέλος — и «конец», и «цель»); 3) квалитативизм — отсюда посто­янная полемика против квантификации физики у пифа­горейцев и Платона и редукции чувств. качеств у ато-мистов (неприменимость математики к изучению при­роды — Met. α 3. 905 а 14—17); 4) дуализм подлунного мира четырёх элементов и надлунного мира квинтэссен­ции, отменяющий всеобщность физич. законов; 5) кон­цепция иерархич. лестницы природы, в к-рой каждая высшая ступень имеет и ценностное превосходство над низшей (что не мешало А. находить «нечто прекрасное» и божественное в изучении эстетически безобразных животных — De part. an. 1,5.645 а 17 слл.); эстетич. мотивировки «совершенства» круговых движений све­тил, сферичности космоса и т. д.; 5) антикосмогонизм (А. видел свою заслугу в том, что он первым перестал «порождать Вселенную»,— «О небе» II, 2) и переориен­тация с генетич. объяснения на структурно-имманент­ный анализ.

Этика и политика образуют единый комп­лекс «философии о человеческом», занимающейся сфе­рой практич. деятельности и поведения. Генетич. кон­цепции В. Йегера, согласно к-рой этич. мысль А. в сво­ем развитии прошла три фазы (платоновская — «Про-трептик», теономная концепция «Евдемовой этики», рационализм и эмпиризм «Никомаховой этики»), про­тивостоит унитарная т. зр., исходящая из единства этич. концепции А. (Готье, Дюринг и др.). Этика имеет дело с «правильной нормой» (ορδός λόγος) поведе­ния, к-рая обусловлена социальными особенностями и не может быть дедуцирована подобно положениям тео-ретич. наук, равно как и не может претендовать на все-

общность. В «Никомаховой этике» А.— классич. пред­ставитель эвдемонизма: высшее благо человека опре­деляется как «счастье» (эвдемония). Однако это не гедо-нистич., а «аретологич.» эвдемонизм (арете — «добро­детель», собственно «добротность», «дельность», фупк-цион. пригодность — ΕΝ 1106 а 22). Счастье состоит в деятельности души по осуществлению своей арете, причём, чем выше в ценностном отношении арете, тем полнее достигаемая при этом степень счастья (наивыс­шая степень эвдемонии достигается в «созерцат. жиз­ни» — занятиях философией). А. далек от стоич. культа самодостаточной добродетели и идеала абс. внутр. свободы: для беспрепятственного осуществления своей арете необходимы (хотя и не достаточны) нек-рые внеш. блага (здоровье, богатство, обществ, положение и т. д.). Добродетели, осуществляемые в разумной дея­тельности, делятся на этические и дианоэтические (ин­теллектуальные). Этич. арете — «середина между дву­мя пороками» (см. Μетриопатия): мужество — между отчаянностью и трусостью, самообладание — между распущенностью и бесчувств, тупостью, кротость — между гневливостью и невозмутимостью и т. д. Сущ­ность дианоэтич. добродетели — в правильной деятель­ности теоретического разума, цель которой может быть теоретической — отыскание истины ради неё самой, либо практической — установление нормы по­ведения .

«Политич.» взгляды А. («политич. искусство» (πολι­τική τέχνη) охватывает область нрава, социальных и экономич. институтов; в широком смысле включает в себя «этику») продолжают сократо-платоновскую аре­тологич. традицию, однако отличаются от Платона боль­шей гибкостью, реалистичностью и ориентированно­стью на исторически сложившиеся формы социально-политич. жизни греков, что, в частности, объясняется теорией «естеств.» происхождения гос-ва (подобно жи­вым организмам): «очевидно, что полис принадлежит к естеств. образованиям, и что человек от природы есть политич. животное» (Pol. 1253 а 9 сл). Поэтому гос-во не подлежит радикальным искусств. переустройствам: так, платоновский проект упразднения семьи и частной собственности насилует человеч. природу и не реален. Генетически семья предшествует сельской общине, сель­ская община — городской (полису), но в синхронном плане полис (гос-во) как высшая и всеобъемлющая фор­ма социальной связи, или «общения» (койнония), пер­вичен по отношению к семье и индивиду (как целое пер­вично по отношению к части). Конечная цель полиса, как и индивида, состоит в «счастливой и прекрасной жизни»; осн. задачей гос-ва оказывается воспитание (пайдейя) граждан в нравств. добродетели (арете). «Же­лательный» гос. строй («Политика», кн. 7—8) может быть охарактеризован как «аристократия» в изнач. смысле слова («правление лучших» — Pol. 1293 b 5 сл.). Сословная дифференциация социальных функций (Пла­тон) заменяется возрастной: в молодости граждане иде­ального полиса выполняют военную функцию, в ста­рости — собственно политич. («совещательную»), фи­зич. труд (земледелие, ремесло) и торговля — удел ра­бов, отличит, признак свободного гражданина — «схо-ле», досуг, необходимый для реализации эвдемонии в эстетич. или умозрит. деятельности. Рабство, по А., существует «от природы», отношение «раб — госпо­дин» — такой же необходимый элемент структуры по­лиса, как «жена — муж» в семье; рабами должны быть не-греки, «варвары». Исходя из учения о «середине» (μεσάτης), А. выдвигает в качестве условно-образцо­вого гос. устройства, легче всего реализуемого для большинства полисов в реальных условиях, «политию» (смешение олигархии и демократии), в к-рой поляриза­ция бедных и богатых снимается преобладанием зажи­точных средних слоев.

АРИСТОТЕЛЬ 37

В целом свойственный А. систематизм и энциклопе-дич. охват действительности сочетаются в то же время с противоречивой неясностью в решении ряда карди­нальных проблем его философии. Сюда относятся: оже­сточённая полемика против реальности платоновских эйдосов — и признание нематериальных, вечных эйдо-сов (видов) природных существ; соотношение между вне-космич. перводвигателем и «естественными» движения­ми элементов и др. Созданный А. понятийный аппарат до сих пор пронизывает филос. лексикон, равно как са­мый стиль науч. мышления (история вопроса, «поста­новка проблемы», «аргументы за и против», «решение» и т. д.) несёт на себе печать А. См. Аристотелизм.

* Т о к с т ы: лучшие изд. греч. текста отд. трактатов в сериях: Oxford Classical Texts и Collection G. Bude (Р.); рус. пер.— Соч. в 4 тт., т. 1—3, М., 1975—81; Этика, пер. Э. Л. Радлова, СПБ, 1908; Политика, пер. С. А. Жебелева, СПБ, 1911; Метафизика, пер. А. В. Кубицкого, М.— Л., 1934; Афин. полития, пер. С. И. Радцига, М.—Л., 1936; О частях животных, пер. В. П. Карпова, [М.], 1937; О возникновении животных, пер. В. П. Карпова, М.— Л., 1940; Риторика, кн. 1—3, пер. Н. Пла-тоновой, в кн.: Антич. риторики, М., 1978; Риторика, кн. 3, пер. С. С. Аверинцева, p кн.: Аристотель и антич. лит-pa, М., 1978; Поэтика, пер. М. Л. Гаспарова, там же.

• Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., т. 1, 3, 13, 20, 23, 42 (см. именной указатель); Ленин В. И., ПСС, т. 29; Лукасевич Я., Аристотелевская силлогистика с т. зр. совр. формаль­ной логики, пер. с англ., М., 1959; АхмановА. С., Логич. учение Α., ІМ., I960]; Зубов В. П., Аристотель, М., 1963 (библ.); Доватур А. И., Политика и политии А., М.— Л., 1965; Лосев А. Ф., История антич. эстетики, {т. 4] — А. и поздняя классика, М., 1975; А с м у с В. Ф., Антич. философия, М., 19762, с. 259—400; Рожанский И. Д., Развитие естест­вознания в эпоху античности, М., 1979, ч. 4; В и з г и н В. П., Генезис и структура квалитативизма А., М., 1982; Nuyens F., L'evolution de la psychologic d'Aristote, Louvain, 1948; Jae­ger W., Aristoteles. Grundlegung einer Geschichte seiner Ent­wicklung, B., 1955!; Symposium Aristotelicum, 1—7—, 1960— 1975 — ; Berti E., La filosofia del primo Aristotele, Padova, 1962; С h e r n i s s H. F., Aristotle's criticism of Plato and the Academy, Ν. Υ., 19642; Bröcker W., Aristoteles, Fr./M., 19643; ross W. D., Aristotle, L., 1964; D ü r i n g L, Aristo­teles. Darstellung und Interpretation seines Denkens, Hdlb., 1966; его же, Aristoteles, в кн.: RE, Suppl. XI, 1968, col. 159—62 (лит.); Aristoteles in der neueren Forschung, hrsg. v. P. Moraux, Darmstadt, 1968; Naturphilosophie bei Aristoteles und Theophrast, hrsg. v. I. During, Hdlb., 1969; L e B l o n d J. M., Logique et mfthode chez Aristote, P., 19702; Ethik und Politik des Aristoteles, hrsg. v. F.-P. Hager, Darmstadt, 1972; Chroust A. H., Aristotle. Now light on his life and on some of his lost works, v. 1 — 2, L., 1973; Bien G., Die Grundlegung der politischen Philosophie bei Aristoteles, Freiburg — Münch., 1973; Frühschritteu des Aristoteles, hrsg. v. P. Moraux, Darm­stadt, 1975; L e s z l W., Aristotle's conception of ontology, Pa­dova, 1975; Die Naturphilosophie des Aristoteles, hrsg. v. G. A. Seeck, Darmstadt, 1975; Preu s A., Science and philosophy in Aristotle's biological works, Hildesheim — N. Υ., 1975; Gran­ger G. G., La theогіе aristotelicienne de la science, P., 1976; Fiedler W., Analogiemodelle bei Aristoteles, Amst., 1978; Brinkmann Kl., Aristoteles' allgemeine und spezielle Metaphysik, B.— N. Ύ., 1979; Metaphysik und Theologie des Aristoteles, hrsg. v. F.-P. Hager, Dannstadt, 19792.

Kappes M., Aristoteles-Lexikon, Paderborn, 1894; B o-nitz H., Index Aristotelicus, B., 1955. А. В. Лебедев.

АРКЕСИЛАЙ(Άρκεσίλαος) (ок. 315 до н.э., Питана в Этолии,— ок. 240, Афины), др.-греч. философ. Гла­ва платоновской Академии после Кратета (ум. 265), основатель т. н. Средней академии. Подобно Сократу, ничего не писал. Открыл период т. н. академич. скеп­сиса (от σκεπτεον — «это ещё нужно исследовать!»), противопоставившего себя догматизму (от δόγμα — «принятое в качестве данного»). Цель философии — не обладание истиной, а отсутствие заблуждений, что приводит А. к принципу «воздержания от суждений» (эпохе). Осн. предмет полемич. нападок А.— теория познания стоицизма, в частности учение о возможности постичь предмет на основе чувств. восприятия. Призна­вая в теории невозможность доказать истинность того или иного суждения, А. на практике предлагал руко­водствоваться тем, что представляется наиболее убеди­тельным (πιδανός) — тезис, впоследствии развитый Карнеадом. Гносеологич. заострённость скептицизма А. принципиально отличает его от скептицизма Пиррона с его этич. направленностью.

АРКЕСИЛАЙ

• G 1 в o n O., Zur Geschichte der sogenannten Neuen Akademie «Museum Helveticum», 1944, Bd l, S. 47—64; Weische A. Cicero und die Neue Akademie, Münster, 1961; Krämer H. J., Platonismus und Hellenistische Philosophie, B,—N. Y. 1971, р. 5 —107. Ю. А. Шичалин.

ΑΡΟΗ(Aron) Раймон (р. 14.3.1905, Париж), франц. социолог и публицист, идеолог правого крыла либе­ральной буржуазии. В ранних работах по философии истории и социологии проповедовал крайний историч. релятивизм и презентизм, сочетавшийся позднее, в неск. смягчённом виде, со сравнительно-историч. ана­лизом и технологич. детерминизмом. В работах по исто­рии социологии и обществ. мысли старался обелить консервативные традиции бурж. обществоведения.

Один из основателей концепций деидеологизации и т. н. «индустриального общества», А. считает, что еди­ная технико-экономич. основа не исключает серьёзных различий в социальном и политич. строе между стра­нами. В ряде работ стремился дать теоретич. оправда­ние антикоммунизма; пытается доказать, что в совр. условиях марксизм якобы устарел, приобрёл характер «светской религии» и распался на отд. течения. А. от­рицает освободит. роль рабочего класса, сторонник по­литич. интеграции Зап. Европы и укрепления её сою­за с США.

• Dimensions de la conscience histqrique, P., [1961]; Paix et guerre entre les nations, P., 1962; Dix-huit lecons sur la soclete industrielle, P., 1962; La lütte des classes, P., 1964; Trois essais sur 1'age industriel, P., 1966; Les etapes de la pensee sociologique, P., 1967; Introduction ä la Philosophie de l'histoire, nouv. ed., [P., 1967]; L'opium des intellectuels, [P.], 1968; Les desillusions du progres, P., 1969; R6publique imperiale, P., 1973; Penser la guerre, Clausewitz, v. 1—2, P., 1976; Plaidoyer pour l'Europe decadente, P., 1977; Le epectateur engage, P., 1981.


9921848313133172.html
9921922149884793.html
    PR.RU™