Роль деконструкции в нарративной терапии пар

Нарративное консультирование исходит из допущения, что идентичности/истории жизни конструируются в социальном контексте (см.: White, 2002, 1992; Жорняк, 2005, 2006, 2007). Поэтому, создавая условия для того, чтобы люди сконструировали свои предпочитаемые идентичности, нарративные консультанты среди прочего стремятся к тому, чтобы неизбежный вклад социальных контекстов был виден, учтен и доступен обсуждению и влиянию человека. Таким образом, человек может участвовать в оценке, понимании, уточнении и отборе тех идей, которые оформляют его понимание и, соответственно, переживание опыта.

Многие проблемы, с которыми сталкиваются пары, существуют только в контексте каких-то популярных на сегодняшний день идей о том, что нормально и как должно быть. Эти представления в современных обществах довольно противоречивы и быстро меняются, поэтому многие люди чувствуют себя несостоятельными как партнеры, а свой брак или свои отношения в паре воспринимают как недотягивающие до удовлетворительных и требующие коррекции. В силу популяризации гуманистических идей партнеры могут считать свои отношения недостаточно доверительными и близкими, а из-за популярности идеи романтической любви – недостаточно яркими, «настоящими», и страстными. Одновременно не теряют позиций и дискурсы «традиционной семьи», где участвуют «настоящий мужчина – инфантильный добытчик» и «настоящая женщина – хозяйка с женской мудростью», – под влиянием этих концепций (социальных договоренностей, приобретших статус нормы или истины) люди могут считать себя недостаточно «настоящими» мужчинами и женщинами. Таким образом, к примеру, кто-то может страдать, стараясь быть одновременно недоступным, загадочным и страстным и в то же время доверяющим и близким и думая, что только у него это не получается. Каждый день новые идеи о том, какими должны быть нормальная женщина, нормальный мужчина и нормальные отношения обновляются и печатаются в популярных журналах вкупе с тестами, помогающими себя оценить, и рекламой товаров и услуг, призванных помочь все-таки дотянуться до сегодняшних стандартов и обрести счастье. Сложность состоит в том, что завтра эти стандарты поменяются и человек, «достигший успеха» вчера, сегодня снова окажется неудачником, хотя в его жизни ничего не изменилось[35].

Таким образом, частью ответственности нарративного консультанта при работе с парами является создание условий для того, чтобы люди разделили то, что мешает воплощению выбираемых ими предпочтений и в этом смысле действительно является для них проблемой, и ощущение собственной неудачи или несостоятельности из-за несоответствия тем или иным социальным ожиданиям (см.: White 2002, 2005), свое подлинное отношение к которым им еще предстоит выбрать в процессе деконструктивной беседы (White, 1992).

Деконструктивные вопросы, задаваемые при работе с парами, не отличаются от обычных (см.: Фридман, Комбс, 2001) и пронизывают все беседы. Присутствие деконструктивного контекста здесь критически необходимо, так как власть доминирующих дискурсов, когда речь идет о семье, велика, ощущение широкого социального контроля, включенности социума и «пристального оценивающего взгляда» (см. Уайт o Фуко, например, в: White, 2002, 1992; Уайт, 2010) очень сильно, а многие проблемы не только рождаются и существуют в контексте социальных идей, но и не уходят, пока у человека не появилась возможность не воспринимать поддерживающие проблемы идеи как свои или как само собой разумеющиеся. Хорошая новость состоит в том, что деконструкция при беседах с несколькими людьми, особенно разного пола и возраста, часто проходит легче и веселей, чем с одним человеком, потому что участники беседы находятся под влиянием разных идей и озвучивают это в своих свидетельских откликах, помогая друг другу дистанцироваться от концепций, ожиданий и стереотипов, в большей степени адресованных представителям одного пола или возрастной группы.

Вот некоторые идеи, которые, по мнению Анны и Сергея, вносили вклад в их сложности:

• любящие люди всегда счастливы друг с другом (без перерывов на плохое настроение, недовольство, отрицательные эмоции, апатию, разочарование и пр.);

• женщина отвечает за отношения в семье;

• мужчина ничего не понимает в отношениях, и мудрая женщина всегда найдет способ направить его в нужную сторону;

• муж и жена – это любящие половинки;

• у хорошего мужа жена удовлетворенная и довольная;

• семья как складывание «пазла» – он должен «сойтись», но есть ошибки и момент необратимости. Придуманная Сергеем и развитая Анной метафора, выражающая социально одобряемую практику «создания нормальной семьи». Как будто есть какая-то картинка, какой-то образец, который когда-то давно показали и убрали и к которому надо прийти. И дальше начинается процесс «сборки пазла», и нельзя допустить ошибку (а конфликт – признак ошибки), а то «пазл не сойдется». И есть критическое количество ошибок, когда точно складывается что-то не то, и остается только все «смести со стола» и начать сначала. «Все напряжение держится на вере в эту картинку, и то, что мы именно к ней должны прийти когда-то… а если знать, что мы можем сами творить, что угодно, то конечно немножко страшно, какие-то ориентиры надо оставить, но это огромное облегчение и азарт», – согласились друг с другом Сергей и Анна.

Многие нарративные терапевты, начиная с Уайта (см. например: White, 2002) составляют списки таких идейiii, популярных социальных ожиданий, относительно которых люди могут чувствовать, что должны им соответствовать. Терапевту такая практика помогает сохранять дистанцию между собой и различными популярными идеями, т. е. применять деконструктивные практики к себе, чтобы, работая с людьми, не объединяться автоматически с какими-то доминирующими в их общем с клиентом социуме дискурсами и не препятствовать таким образом созданию условий для того, чтобы клиент мог «отойти от этих идей на достаточное расстояние», чтобы иметь возможность их оценить. То есть, если сам терапевт выбрал верить, что людям лучше жить семьями, это не помешает ему деконструировать вместе с клиентами идею «нормальные взрослые люди живут семьями», но если терапевт находится под влиянием этой идеи, не имея между ней и собой дистанции, допускающей возможности для альтернатив, ему может быть сложно помочь людям отделиться от этой концепции.

В качестве опоры для деконструкции такие списки также можно составлять и обсуждать вместе с клиентами на приеме.

Экстернализация отношений

Экстернализация отношений – еще одна идея Фридман и Комбса (Фридман, 2005; Freedman, Combs, 2002), связанная с нарративной терапией с парами.

Творческое применение этой идеи неограниченно. Например, при такой практике один человек может принять на себя роль Отношений между ним и присутствующим на приеме партнером, быть проинтервьюирован терапевтом в роли Отношений, а другой затем откликается на эту беседу из позиции свидетеля. Затем терапевт интервьюирует второго партнера, в то время как первый принимает роль свидетеля и затем откликается из этой позиции. Партнеры могут вместе писать «Отношениям» письма, сами интервьюировать «Отношения» и т. д.

Экстернализация Отношений открывает много возможностей для того, чтобы партнеры очень быстро, в том числе за счет децентрации, преодолели эффекты обвинений и самообвинений, обнаружили отличия в интерпретациях и объединились в исследовании и конструировании предпочитаемых Отношений. «Отношения» могут рассказать о себе много такого, что участникам заметить сложно. В роли Отношений многие люди чувствуют в себе больше понимания, способностей, знаний и свободы, которые могут перенести в свои обычные позиции участников отношений.

Ниже приведено упражнение, которое позволяет нарративным практикам, собирающимся применять этот вид беседы, освоить его на собственном опыте, а также дает представление о том, какие вопросы могут задаваться.


9915918010800324.html
9916000495369604.html
    PR.RU™