Список сокращений и список символических обозначений. 81 страница

СЛЮНА(англ. saliva) — секрет слюнных желез, выделяемый в ротовую полость и необходимый для смачивания разжевываемой пищи, что облегчает ее проглатывание и переваривание. Содержит ок. 99%воды, а также соли, ферменты (напр., амилазу, расщепляющую крахмал), слизь и др. Обладает бактерицидными свойствами. У человека С. выделяется (ок. 1,5 л в сут) 3 парами крупных слюнных желез: околоушными, подчелюстными и подъязычными, а также множеством щечных желез. Один из показателей химического состава С., характеризующий степень ее кислотности или щелочности (в общем случае определяется по концентрации ионов водорода в данном растворе), называется pH слюны. Для воды pH равен 7; значения ниже 7 указывают на кислую С., выше 7 — щелочную. См. Слюноотделение.(Б. М.)

СЛЮНООТДЕЛЕНИЕ(саливация; англ. salivation)— выделение слюнными железами слюны.М. б. рефлекторным (безусловным и условным), произвольным и непрерывным. У человека непрерывное С., помимо прочего, необходимо для увлажнения рта во время устной речи. Нельзя не отметить и ту большую роль, какую С. сыграло в возникновении учения о высшей нервной деятельности.(Б. М.)

СМЕШЕНИЕ ЦВЕТОВ(англ. color mixing) — получение нового цвета из 2 или более цветов, которые качественно отличаются как друг от друга, так и от полученного (результирующего) цвета. Исследование этого явления привело к выводу, что, смешивая цвета по определенным правилам, можно получить все цвета с помощью минимального числа исходных. С. ц., при котором новый цвет является результатом оптического вычитания исходных из белого, называется субтрактивным (вычитательным). Напр., «вычтя» из белого цвета красный (с помощью светофильтра), получим сине-зеленый цвет. Если же новый цвет получен в результате оптического сложения исходных цветов с черным, то говорят об оптическом, или аддитивном, С. ц. Этот эффект получается при одновременном освещении темного поля лучами разного цвета.

С. ц. можно получить не только при одновременном, но и при быстром последовательном предъявлении цветов. Такое С. ц. называется временным. Если на сетчатку 1 глаза попадает один цвет, а на сетчатку 2-го глаза — др., то можно получить бинокулярноеС. ц. См. Аддитивное смешение цветов, Законы смешения цветов, Теории цветового зрения, Цветовое зрение.

СМЕЩЕННОЕ ЗРЕНИЕ(англ. displaced vision)— зрение в условиях смещения ретинального изображения с помощью офтальмологических клиновидных призм.

Изучение С. з. ведется в контексте проблемы перцептивной (сенсомоторной) адаптации зрительной системы. При С. з. вначале нарушаются зрительно-моторные координации. Так, при инструкции попасть рукой в цель совершается систематическая ошибка, равная по величине смещению. После некоторого непродолжительного периода адаптации (3-10 мин) ошибка исчезает. Удаление смещающих призм приводит к возникновению последействия: появляется систематическая ошибка противоположного знака. По абсолютной величине эффект последействияравен или близок эффекту смещения.

Исследовались факторы, влияющие на адаптацию. Установлено, что активные движения значительно улучшают адаптацию. Ход адаптацииво многом зависит также и от того, видит ли испытуемый свои конечности во время тестирования зрительно-моторных координаций или нет.

Наиболее распространенная точка зрения на природу адаптации к С. з. отражена в «гипотезе проприоцептивных изменений» амер. психолога Г. Харриса, который считает, что рассогласование между зрительной и тактильно-проприоцептивной информацией, возникающее из-за смещения сетчаточного изображения, снимается вследствие изменения «чувства положения». Др. словами, адаптация состоит не в том, что мы начинаем видеть, напр. собственную руку (в тесте попадания в цель) в ее истинном местоположении, а в том, что мы начинаем чувствовать положение руки в соответствии с тем, где мы ее видим. Эта гипотеза была, однако, подвергнута критике как в теоретическом, так и в экспериментальном плане.

СМИРНОВ АНАТОЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ(1894-1980) — сов. психолог, автор трудов по многим проблемам общей, возрастной и педагогической психологии, а также истории психологии. Наибольшую известность принес С. цикл исследований по психологии памяти.В них: 1) экспериментально доказана связь непроизвольного запоминания со структурой деятельности субъекта (запоминается прежде всего то, что является целью или имеет прямое отношение к ней), 2) показано, что эффективность запоминания увеличивается в случае, когда данная деятельность требует большей интеллектуальной активности (чем, напр., при решении задачи только на «запоминание»), 3) обнаружены также возрастные различия в непроизвольном запоминании. В теоретическом плане эти исследования внесли свой вклад в разработку принципа единства сознания и деятельности в отечественной психологии. См. Единства сознания и деятельности принцип.(Е. Е. Соколова.)

СМЫСЛ (личностный) (англ. personal sense, personal meaning)выражает отношение субъекта к явлениям объективной действительности. Понятие С. разрабатывалось такими авторами, как А. Бине,Ван дер Вельт, Э. Титченер,Ф. Бартлет. Общим в концепциях этих психологов была попытка понять С. как явление сознания,не выходя за пределы самого сознания.

Принципиально новый подход в понимании С. был осуществлен Л. С. Выготским и А. Н. Леонтьевым.Характерным для этого подхода является то, что проблема С. как психологического понятия была раскрыта в результате анализа явлений, принадлежащих не сознанию, а жизни и деятельности субъекта, явлений его реального взаимодействия с окружающим миром.

Исследуя структуру человеческой деятельности, устанавливая объективные отношения между ее компонентами, Леонтьев показал, что С. создается в результате отражения субъектом отношений, существующих между ним и тем, на что его действия направлены, как на свой непосредственный результат (цель). Именно отношение мотива к цели, по Леонтьеву, порождает личностный С.,причем смыслообразующая функция в этом отношении принадлежит мотиву. Возникая в деятельности, С. становятся единицами человеческого сознания,его «образующими». В рамках сознания С. вступает в отношения с др. его образующими, в частности со значениями,выражаясь через последние. См. также Смысловой барьер.

СМЫСЛОВОЙ БАРЬЕР(англ. semantic barrier)— возникающее между людьми взаимное непонимание, основанное на том, что одно и то же событие при одинаковом значении имеет для них разный смысл.С. б. часто наблюдается тогда, когда люди не понимают мотивов поведения друг друга и либо действуют без учета этих мотивов, либо приписывают партнеру по взаимодействию ложные мотивы. Для человека, у которого возник С. б., характерна повышенная аффективность. Нередко это отношение распространяется на всю ситуацию общения.

Особенно часто С. б. возникает между детьми и взрослыми, т. к., предъявляя требования к детям, взрослые нередко игнорируют смысл, который это событие имеет для детей. Напр., учитель ставит плохую оценку, не учитывая меру усилий, потраченных учеником на выполнение работы. Этим он хочет побудить ученика лучше учиться. Ученик же воспринимает оценку как несправедливую, т. к. для него главный смысл заключается в том, что он старался. В этом случае оценка теряет свою побудительную силу. В результате возникновения С. б. затрудняется процесс воспитания.

СОБЕСЕДОВАНИЕ —особая форма общения. А. А. Ухтомский различал эмпирически данное и подлинное С. Первое, постоянно нас сопровождающее, еще не есть С. в подлинном смысле слова и в подлинном понимании каждым другого! Эмпирическое С. м. б. сопряжено с солипсизмом. Настоящее С. есть дело трудного достигания, когда самоутверждение перестает стоять заслонкою между людьми. Это живое, культурное общение, в котором открыты уши каждого для всех прочих и в котором строится история. Подлинное С. представляет собой важное средство индивидуализации, когда собеседники «читаются до глубины и потому получают ответы на свои дела, которые для них самих еще не поняты, а только еще носятся в досознательном и готовятся открыться» (Ухтомский А. А. Заслуженный собеседник. — Рыбинск. 1997, с. 229). Условием и результатом такого С. является любовное, симпатическое или сочувственное понимание. (В. П. Зинченко.)

СОВЕСТЬ— см. Интуиция совести.

СОВЛАДАНИЕ(англ. coping)— психические процессы и поведение, направленные на преодоление и переживание стрессовых (кризисных) ситуаций, особенно психосоциального характера. Большое количество исследований посвящено изучению, систематизации и сравнению эффективности разнообразных стратегий (способов, приемов, стилей) С., таких, напр., как решение проблемы собственными силами, обращение за помощью к семье, обращение к религии, уход от проблемы, оптимизм, релаксация, юмор, обращение за помощью к друзьям. Разработаны тренинговые программы развития навыков С. Иногда термином «С.» обозначают лишь «рациональные, конструктивные» способы реагирования на стресс,противопоставляя их «бессознательным» механизмам психологической защиты (см. Защита психологическая).Однако следует заметить, что не всякий сознательный способ поведения, переживания и когнитивной переработки можно считать рациональным и конструктивным (напр., употребление алкоголя или самообвинение), равно как и не всякий механизм психологической защиты безусловно плох, неконструктивен и неэффективен. (Б. М.)

СОЗНАНИЕ(англ. consciousness) — предельная абстракция и одновременно «вечная» проблема философии, психологии, социологии. Обсуждение проблемы С. в философском ключе — это обсуждение коренных сторон человеческого бытия: богатство и многообразие отношений человека к действительности; способность идеального воспроизведения действительности; знание о мире, включающее представление о роли и месте человека в нем, о «смысле жизни»; о свободе человека, его чувстве вины и ответственности; о направленности мирового процесса и т. п. Однако С. не совпадает с осознаваемым содержанием. Конструирование сознания как мира человеческого, как предмета философского исследования, начатое Ф. Брентано,Э. Гуссерлем, Г. Г. Шпетом,продолжается.

С. — конечно, идеальная форма отражения, воспроизведения, порождения действительности, что не мешает ей быть реальной, объективной, бытийной, т. е. участной в бытии: «Идея, смысл, сюжет — объективны. Идея может влезть или не влезть в голову философствующего персонажа, ее можно вбить в его голову или невозможно, но она есть,и ее бытие нимало не определяется емкостью его черепа. Даже то обстоятельство, что идея не влезает в его голову, можно принять за особо убедительное доказательство ее независимого от философствующих особ бытия» (Шпет). Об этом же говорит М. М. Бахтин:«Идея — это не субъективное, индивидуально-психологическое образование с "постоянным местопребыванием" в голове человека; нет, идея интериндивидуальна и интерсубъективна, сфера ее бытия не индивидуальное сознание, а диалогическое общение между сознаниями. Идея — это живое событие, разыгрывающееся в точке диалогической встречи двух или нескольких сознаний». Здесь ключевое слово «между». Вот в этом между и находится С., в т. ч. индивидуальное, личное, субъектное, в смысле его принадлежности некоему я, что не мешает индивидуальному С. быть субъективным.

Естествоиспытатели и философы размышляют о С., как о некотором «живом теле», размерность которого близка к космическим размерностям: «С. — это как бы "всепроникающий эфир" в мире. Или, как сказал бы В. И. Вернадский, громадное тело, находящееся в пульсирующем равновесии и порождающее новые формы... Коль скоро мы определили С. как нечто, что — между нашими головами, то это определение имеет фундаментальное отношение и к социальной форме, благодаря которой люди способны жить друг с другом, а фактически пропускать через себя поток жизни» (М. К. Мамардашвили).

И тем не менее вопреки подобным и вовсе не единичным высказываниям философов, предупреждениям великих физиологов и нейропсихологов — Ч. Шеррингтона, Дж. Экклза, А. Р. Лурия и др., продолжаются попытки искать С. «между ушами», локализовать его в мозге,даже искать для него специальные нейроны (Ф. Крик).

Наивно полагать, что изучение и моделирование функций мозга это и есть изучение и моделирование знания и С.: «Можно, напр., пытаться показать, как те или иные сознательные состояния вызываются процессами в нейронах головного мозга и комбинациями их активности. Но независимо от успеха или неуспеха попытки такого рода ясно, что знание о нейронах не может стать элементом никакого сознательного опыта, который (после получения этого знания) порождался бы этими нейронами» (Мамардашвили). Сказанное не умаляет значения исследований физиологии мозга, в т. ч. и моделирования его работы. Мозг — такая же загадка и тайна, как и С., но это разные тайны, а не одна. Их различению мешают язык, самомнение, эгоцентризм: «в моей голове родилась мысль», «в моем мозге зародилась идея» и т. п.

С., идеальная форма, существующая объективно, имеет полифоническое, диалогическое, смысловое строение, включающая в себя не только со-знание, но и аффективно-смысловые образования. Идеальная форма, существующая до и вне отдельного индивида, есть приглашающая сила или движущая сила индивидуального развития. Она усваивается, субъективируется и становится реальной формой психики и С. индивида. Взаимоотношения между идеальной и реальной формами психики и С. — предмет исследования в культурно-исторической психологии:«Конечно, жизнь определяет С. Оно возникает из жизни и образует только один из ее моментов. Но раз возникшее мышление само определяет или, вернее, мыслящая жизнь определяет сама себя через С. Как только мы оторвали мышление от жизни, от динамики и потребности, лишили его всякой действенности, мы закрыли себе всякие пути к выявлению и объяснению свойств и главнейшего назначения мышления: определять образ жизни и поведения, изменять наши действия, направлять их и освобождать их из-под власти конкретной ситуации» (Л. С. Выготский).Согласно Выготскому, именно С. — главное условие и средство овладения собой: осознать — значит в известной мере овладеть, осознание и овладение идут рука об руку. Высшим психическим функциям «в такой же мере присуща иная интеллектуальная, как и иная аффективная природа. Все дело в том, что мышление и аффект представляют собой части единого целого — человеческого С.» (Выготский). С., а не деятельность или — не только деятельность. (В свою очередь, источником индивидуального С. является идеальная форма.) Это важнейшее положение игнорировалось представителями психологической теории деятельности, стремившейся обязательно вывести высшие психические функции и С. из деятельности. Граница между психическими и высшими психическими функциями (при всей ее условности) пролегает не по линии орудийности и опосредствованности, а по линии деятельности и С. Психическая функция, в лучшем случае — продукт предметной деятельности. Она же и условие последней, ибо, если деятельность не содержит в себе внутренних, так или иначе осознанных регулятивов (потребностей, мотивов, установок, ценностей), она не заслуживает своего наименования. А высшая психическая функция — продукт С. или деятельности С. Отсюда и инаковость высших психических функций, которые, как и породившее их С., олицетворяют завоеванную «сотворенную свободу».

Как говорил И. Г. Фихте, душа и С. намечают к созданию новые органы, под последними следует понимать функциональные органы,т. е. те же психические функции. Конечно, деятельность можно рассматривать как «первоматерию» человеческого мира и вслед за нем. классической философией раскрывать этот мир как подлинный универсум деятельности. Но в таком случае в деятельность нужно погрузить и мышление, и аффекты, и волю, и С., а не фантазировать по поводу того, как деятельность, лишенная модуса психического, порождает психику и С. Выготский прекрасно понимал роль понятия предметной деятельности для психологии. Более того, он реинтерпретировал всю совокупность высших психических функций и рассматривал их как органы деятельности, и это функциональное по своей природе объяснение ввело в научный оборот новый значительный ресурс для истолкования целостности психологической реальности. Примечательно, однако, что Выготский, обсуждая проблему единицы анализа мышления и языка, в качестве таковой выдвинул не предметное действие, а значение, которое относится, скорее, к сфере С.

Т. о., С., понимаемое в широком смысле слова, по отношению к деятельности выполняет двоякую роль: оно выступает в качестве ее внутреннего компонента, средства контроля за ходом деятельности; оно же выступает и как внешнее по отношению к ней, как источник представлений о ее целях, смысле и оценке. Иначе и не м. б., т. к. С. — это сложнейшая реальность, имеющая как свои уровни, так и свои структурные компоненты, его образующие. Рассмотрим 3 слоя С.

Духовный слойС. складывается очень рано в пространстве между Я — Ты, Я — Другой (М. Бубер, М. М. Бахтин, С. Л. Рубинштейн),а на самых первых ступенях развития в пространстве совокупного Я (Д. Б. Эльконин),которое начинает строиться с момента рождения. Многие исследователи фиксируют появление первой улыбки у младенца на 21-й день после рождения (В. В. Зеньковский, М. И. Лисина и др.). Тогда же появляется базисное чувство доверия/недоверияк себе, к миру (Э. Эриксон),являющееся основой возникновения других чувств. В т. ч., согласно смелой гипотезе Д. Винникота, — ощущение собственной магической силы (омниопотентности), иллюзии сотворения собственного мира. Винникот поясняет, что такой мир не является еще ни внутренней реальностью, ни внешним фактом. Но он есть! Его можно называть миром или пространством между, которое требует заполнения иным,отличным от самого индивида: иным Я, иной реальностью. Столь рано возникающий, пусть магически, духовный слой, развиваясь, становится колыбелью свободы, морального поведения, совести. Возникновение этого слоя неотрефлексировано, поэтому Мамардашвили неоднократно говорил: морально то, что беспричинно, бескорыстно, вызвано идеальной мотивацией, по отношению к которой теряет смысл вопрос «почему»? Мы говорим не «почему», а «по совести», как и мораль, причина самой себя. И в то же время она является причиной поступков, которые кажутся внешне немотивированными, они мотивированы идеально: иначе не мог. При нарушении сферы между, диалектики или диалогики в отношениях Я — Другой, по мнению Бубера, язык этой сферы сжимается до точки, человек утрачивает человеческое.

След. — бытийный слой.Его образующими являются биодинамическая ткань живого движения,предметного действия,чувственная ткань образа.Оба вида ткани, окрашенные аффективно, представляют собой строительный материал функциональных органов индивида, в т. ч. движения, действия, образа ситуации, образа действия и т. п. Движение вносит вклад в создание образа, последний регулирует осуществление движения. Строго говоря, биодинамическая и чувственная ткань — это одна ткань, подобная ленте Мёбиуса: биодинамическая ткань переходит в чувственную, а чувственная — в биодинамическую. Несколько упрощая, можно сказать, что движение не только реактивно, но и чувствительно к ситуации и собственному исполнению. Обе формы чувствительности во время осуществления движения чередуются. Их чередование обеспечивает фоновый уровень рефлексии;ее назначение — контроль за правильностью движения, над которым витает смысл двигательной задачи (Н. Д. Гордеева). Это как бы онтологическая рефлексия, занятая лишь объектом и получаемым посредством обеих форм чувствительности знанием. Возможно, правильнее назвать этот слой С. «бытийно-эмпирическим». Его иллюстрирует ответ ребенка в проблемной ситуации: «Не надо думать, надо доставать».

Наконец, рефлексивный слойС. Его образующими являются значение и смысл.В этом слое, который можно назвать также «бытийно-гносеологическим», происходит игра значений и смыслов: осмысление значений и означение смыслов. Эти процессы редко бывают симметричными, между ними наблюдается зазор, дельта непонимания, недосказанность или сверхсказанность, побуждающие к продолжению этой игры, к развитию С. в целом.

Разумеется, выделение слоев С. и его образующих весьма условно с т. зр. его действительной работы. Каждый акт С., по словам Шпета, характеризует интенсивное разнообразие, значит, в такой акт м. б. вовлечены все слои и их образующие. Они находятся в постоянном взаимодействии, как по горизонтали, так и по вертикали. Взаимодействие и даже «взаимоузнавание» слоев далеко не просто. В бытийном слое С. дана первичная предметность, тогда как рефлексивный слой имеет дело с ее вторичными, превращенными (и извращенными), в т. ч. с идеологизированными формами. Вторичные могут затемнять и искажать первичные. Мамардашвили показал, что разработанный Марксом анализ (предметно-редуктивный анализ С.) есть способ обнаружения предметностей С. и его смыслов.

Трудности изучения обрисованной функциональной структуры С. обусловлены тем, что не все его образующие даны постороннему наблюдателю. В духовном слое Я и Другой даны лишь внешне, их внутренняя форма скрыта. В бытийном слое дана лишь биодинамическая ткань, чувственная — скрыта. В рефлексивном слое даны, да и то не прямо — значения, а смыслы скрыты. Но, как сказал Дж. Миллер, человек (добавим и его С.) создан не для удобства экспериментаторов. На основании приведенной схематической характеристики С. и его образующих можно заключить, что, действительно, существует «единый континуум бытия — С.» (Мамардашвили), что С. участно в бытии, что деятельность и С., подобно биодинамической ткани и чувственной ткани, можно рассматривать как 2 стороны ленты Мёбиуса, и взаимоотношения между ними асимметричны. Напряжения, возникающие между ними, — одна из движущих сил развития и саморазвития человека. (В. П. Зинченко.)

СОЗНАНИЯ ПАТОЛОГИЯ(англ. pathology of consciousness) — расстройство сознания,приводящее к нарушению адекватного отражения объективной реальности. Различают след. виды расстройств сознания: 1) оглушение —повышение порога чувствительности для всех внешних раздражений; восприятие и переработка информации затруднены, больные равнодушны к окружающему, обычно неподвижны; 2) аменция— полное прекращение ориентировки в окружающем, утрата осознания своей личности, отсутствие запоминания; 3) онейроид(сновидное расстройство сознания) — яркие фантастические переживания, переплетающиеся с частичным восприятием объективной реальности (см. Онейроидное состояние сознания); 4) сумеречное помрачение сознания— сочетание глубокой дезориентировки в окружающем с сохранением взаимосвязанных действий и поступков; сопровождается яркими галлюцинациями и сильным аффектом страха, злобы и тоски; появляется стремление к агрессивным действиям; 5) кома— самая глубокая степень расстройства сознания; больные не реагируют на окружающее, даже на болевые раздражители, зрачки расширены, реакция на свет отсутствует, нередко появляются патологические рефлексы. Расстройства сознания возникают при психических заболеваниях и органических поражениях головного мозга, связанных с травмой, опухолью и т. д. К тонким симптомам расстройства сознания относятся контаминации.См. также Восприятия пространства нарушения, Дереализация, Синдромы психопатологические.

СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ УЧЕНИЯ(англ. consciousness of learning)— осознанное отношение к учению,реализуемое через осмысление собственных действий и их результатов в соответствии с целями и мотивами учения. С. у. характеризуется осознанием ответственности за учебные достижения, активностью и самостоятельностью при усвоении и применении знаний,овладением приемами умственной деятельности, что обеспечивает самоуправление учебной деятельностью.Различают полностью осознаваемые учебные действия (актуально сознаваемые) и действия, которые являются не самоцелью, а лишь средством выполнения основной задачи и потому протекают как бы сами собой, но под контролем сознания (т. е. становятся автоматизированными).

С. у., в основе которой лежит овладение учебной деятельностью, способствует формированию самосознания, самооценки уч-ся, воспитанию волевых качеств, навыков самоконтроля, организации умственной работы, развитию познавательных интересов и т. д.

СОЗРЕВАНИЕ(англ. maturation) — часть общего процесса онтогенетического роста и развития, которая детерминирована г. о. наследственной программой. В терминах Л. С. Выготского,С. — линия натурального (органического) развития, логически противопоставляемая линии культурного (функционального, социального) развития. В то же время Выготский понимал, что оба ряда изменений столь тесно взаимообусловлены и нерасторжимы, что реально образуют двуединый ряд, линию социально-биологических процессов роста и развития. См. Возрастная психофизиология.(Б. М.)

СОМАТОЧУВСТВА —см. Соместезия.

СОМЕСТЕЗИЯ(англ. somesthesia) — букв.: чувства, связанные с телом; к ним относят кожные чувства и проприоцепцию,но, как правило, в понятие С. не включаются внутренние (органические, общие, висцеральные) виды чувствительности (интероцепция). Некоторые авторы отождествляют С. с кожными чувствами. Син. соматочувства (англ. somatosenses).Ср. Гаптика.

Можно также сказать, что С. — собирательное понятие, объединяющее ощущения боли, давления, щекотки, тепла, холода, вибрации, положения и движения конечностей,т. е. кожные чувства и проприоцепция. (Б. М.)

СОМНЕНИЕ —см. Доверие.

СОН (англ. sleep)— одно из функциональных состояний человека.Можно выделить фазы быстрого и медленного С., которые четко различаются картинами электрической активности мозга. Во время медленного С. наблюдается исчезновение альфа-ритма,появление дельта-волн и кратковременных «сонных веретен».Дельта-волны — это высокоамплитудные и медленные колебания, они присущи наиболее глубоким стадиям С. По данным Я. Освальда, на стадии дельта-С. происходят восстановительные (анаболические) обменные процессы в различных тканях организма. На стадии быстрого С. в ЭЭГ появляются быстрые низкоамплитудные ритмы, неотличимые от ритмов активного бодрствования (см. Электроэнцефалография).

Различно и психическое значение этих стадий. Медленные фазы С. сопровождаются отсутствием сновидений. На стадии медленного С. происходит определенное упорядочивание поступившей за период бодрствования информации, ее реорганизация в зависимости от степени значимости. На стадии быстрого С., напротив, спящий видит сновидения. Психическое значение стадии быстрого С. связывают с реакцией человека на стрессовую ситуацию. Высказывается гипотеза, согласно которой во время быстрого С. и сновидений осуществляется поисковая активность, способствующая компенсации состояния отказа в предшествующем С. бодрствовании и направленная на восстановление готовности к поисковой активности в последующем бодрствовании. Согласно И. М. Сеченову,сновидения имеют рефлекторную природу; он также называл сновидения небывалой комбинацией былых впечатлений.

К психологическим теориям сновидений следует отнести подход З. Фрейда,который считал, что сновидение есть осуществленное желание, его образы не являются бессмысленными и хаотичными, их психологическая функция заключается в репрезентации субъекту скрытых смыслов его бессознательного, но смысл сновидения м. б. понят только при символическом анализе сновидений, техника которого идентична обычной технике психоанализа.Работа С. противоположна работе анализа. Переработка информации в сновидении сводится к 3 основным процессам: 1) сгущение (концентрация) образов вплоть до их контаминации (наложения друг на друга); 2) смещение (замещение), когда некий скрытый элемент проявляется в виде отдаленной ассоциации, намека; поэтому то, что находится на периферии реально значимого переживания, в сновидении м. б. кульминацией, центром (механизм смещения можно также наблюдать в психогенезе остроумия); 3) символизация — процесс превращения мысли в зрительные образы, это мышление зрительными образами. Фрейд составил список типических символов сновидений — т. н. «сонник Фрейда». Главный смысл сновидения, определяющий и его психологическую функцию, — освобождение от психологических конфликтов бодрствования. Проблему символизации сновидений изучал также соратник Фрейда Отто Ранк, который посвятил данной теме работу «Сновидение и миф». Но наиболее подробно связь символики сновидений и кросс-культурных символов, проявляющихся в религии, мифах и др., была исследована К. Юнгом.


9914494296132816.html
9914550736417508.html
    PR.RU™